Когда наше содружество достигнет совершеннолетия?

О доверии, взрослении, ответственности и о том, как это связано с формированием регионов АА в Латвии.



Когда я вернулся в Анонимные Алкоголики после очередного срыва, моё доверие в окружающему миру было очень низким. Я не доверял врачам, я не доверял тем, кто пытался мне помочь, я не доверял людям, которых я любил. Но более трагично было то, что я больше не доверял себе. Я больше не мог быть в своей коже. Все мои планы отказаться от алкоголя провалились, и я знал – как обычно говорят, «печенью чувствовал», – что никакие новые планы, даже если бы я попытался их придумать, ничего мне не дадут. Я не верил, что смогу оставаться трезвым дольше нескольких дней. В содружестве мы иногда называем это состоянием духовного банкротства.

В беспомощном состоянии я вернулся на собрания АА, которые стал регулярно посещать и, что самое главное, начал слушать. Моя нить рассуждения заключалась в следующем: если я наконец до глубины души убедился, что мои решения не работают, возможно, мне все же стоит прислушаться к другим людям в надежде, что их опыт может быть мне полезен. Постепенно я начал доверять другим, становясь все менее и менее раздражительным, нервным и злым. Я даже начал время от времени смеяться на собраниях. Другие члены АА указали, что со мной начинают происходить изменения. Мое доверие ко мне постепенно вернулось. Теперь я знаю, что начал взрослеть как личность, как член общества, как член АА.


Это резко контрастировало со всем, во что я верил и чем руководствовался на протяжении всей моей сознательной жизни. Моя жизненная философия была основана на том, что я полагался на собственные силы. «Кто еще, если не ты?», «Успешные люди не ждут возможностей – они сами их создают» – вот принципы управления моей жизнью. Я считал, что главная характеристика взрослого человека – самодостаточность, и всеми силами стремился к этому.

Теперь я начал понимать, что, возможно, это не так. Возможно, самодостаточность – это иллюзия для незрелых личностей. Возможно, эта иллюзия коренится в страхе потерять контроль. Как я начал понимать, возможно, верно обратное: повзрослеть означает верить и доверять. Смелость идти на риск и полагаться, не зная, каков будет результат.


Любые отношения основаны на доверии. Никакая группа людей не может существовать и успешно сотрудничать, если она не основана хотя бы на небольшом доверии друг другу. У анонимных алкоголиков этот принцип выражен даже сильнее, чем в других «обычных» сообществах. Например, наши традиции – это не правила, а только рекомендации, которые следует принимать во внимание, если мы хотим сохранить единство нашего содружества. Наша Вторая традиция говорит о групповом сознании и облеченных доверием членах АА, которые занимаются служением. Что в любом важном вопросе содружества последнее слово всегда должно принадлежать групповому сознанию. В то же время мы должны доверять служителям, иначе мы не сможем функционировать. «В основе всей нашей программы AA принцип взаимного доверия. Мы доверяем Богу, доверяем АА и доверяем друг другу. Поэтому самое меньшее, что мы можем сделать, – это доверять нашим служащим руководителям», – пишет Билл В. в Концепции II.

В 1955 году первые старожилы АА, попечители и Билл с доктором Бобом передали управление всеобщим обслуживанием в руки групп. В Концепции II Билл описывает это следующим образом:


«К 1945 году стало становиться очевидным, что высшая ответственность и полномочия основателей никогда не должны полностью передаваться попечительскому совету. Конечно, нам пришлось делегировать большую часть активных и прямых обязанностей нашим попечителям. Но высшую и окончательную ответственность, которая по-прежнему лежала на мне и докторе Бобе, не следовало отдавать в самопровозглашенный совет, который был относительно неизвестен в кругу АА. Где же тогда наша главная ответственность за [всеобщее] служение? И что тогда будет с моим руководством в [всеобщем] служении? История АА теперь показывает, на кого была передана высшая ответственность. В Сент-Луисе мы с доктором Бобом передали его самим группам АА.

Однако этого было недостаточно, чтобы группы брали на себя высшие полномочия и ответственность. Какими бы ни были полномочия групп, они не могли выполнять вновь приобретенные обязанности, пока не делегировали большую часть своих оперативных полномочий. Именно по этой причине на Конференцию общего обслуживания анонимных была возложена общая ответственность по ведению [всеобщего] обслуживания АА, и, таким образом, она стала групповым сознанием всего служения Содружества АА ».


Билл предвидел, что будущее АА не может быть оставлено в руках немногих, какими бы квалифицированными, покорными и опытными они ни были. Ответственность за существование и развитие АА нужно было передать всему содружеству, то есть всем группам АА. Однако такая передача полномочий сама по себе является чисто теоретической мерой. Групп много – все они не могут принимать решения вместе. Что было необходимо, так это практический инструмент, чтобы претворить в жизнь этот принцип передачи полномочий. Это породило идею конференции, реальной группы служителей, состоящей не из членов самих групп, а из делегатов, которым группы оказывают значительное доверие в принятии решений по наиболее важным вопросам АА в целом. С этого момента содружество начало отвечать само за себя. Оно начало доверять своим служителям. Оно достигло совершеннолетия.


В вопросе о регионах много неясного

Разговоры об образовании регионов уже какое–то время циркулируют в Латвийском содружестве АА. На весенней конференции 2021 года было предложено двигаться в сторону создания трёх регионов. Насколько я помню, конференция отреагировала некоторым недоумением. Было очевидно, что эта тема вызывает много вопросов. Что такое регион? Что он делает? Действительно ли они нам нужны, или мы просто хотим копировать американцев? А что в таком случае межгруппа и чем она отличается от региона?


В этой статье я постараюсь ответить на эти вопросы. Я также хотел бы привести аргументы в пользу того, почему создание регионов может быть важным и полезным шагом в развитии нашего содружества. Наконец, я хотел бы предложить конкретную идею о том, как это может выглядеть. Но начнем с самого начала ...

Что такое интергруппа?

Опыт показывает, что многие виды служения становятся более эффективными, когда группы решают объединить усилия и вместе решать эти вопросы. Они создают комитеты, которым делегируется надзор за определенными секторами служения. Во многих интергруппах есть комитеты по тюрьмам, общественной информации или лечебным учреждениям. Некоторые интергруппы открывают местный офис или сервисный центр, где хранят и продают литературу, отвечают на местные телефонные звонки, просьбы о помощи, т. е. обслуживают местные группы напрямую.

Работу интергруппы можно проиллюстрировать следующим примером.


Представим себе регион Латвии, где действуют несколько групп АА. В районе есть больница и тюрьма. В округе есть несколько муниципалитетов, в каждом из которых есть социальный работник. Вероятно, в округе есть несколько библиотек.

У одного из самых активных членов АА, которого мы назовем Анной, возникла идея снабдить все учреждения округа книгами и буклетами АА. Домашняя группа Анны имеет свои кассовые сборы, но не хватает средств на такое количество литературы. Анна разговаривает с участниками из других групп, и им тоже нравится идея. Устраивается совместное собрание, на которое каждая группа отправляет своего представителя. Группы решают поддержать инициативу Анны, и каждая вносит определенную сумму в общую казну. Если есть деньги, то их нужно кому–то контролировать. Поэтому представители групп принимают решение избрать Сергея казначеем, у которого эти деньги будут храниться. Анна готова обратиться в библиотеки и передать нашу литературу. Представители группы голосуют и поручают эту задачу Анне. Петерис предлагает, что он свяжется с местной тюрьмой и больницей и предложит им наши буклеты. Так родилась интергруппа. Никто не должен ждать приказа «сверху», не нужно получать разрешение. Группы отреагировали на нужды своего округа и действовали, чтобы удовлетворить их.


Все это время группы из соседних регионов наблюдали, как новой интергруппе удалось нести весть. Они тоже хотят присоединиться к группе и участвовать в несении вести и создании общих кассовых сборов. Группы собираются вместе, и как взрослые решают отложить возможные ранее существовавшие разногласия и работать вместе для общего блага. Интергруппа становится сильнее.


Между тем, в районе в сотне километров от этого, есть группы, которые хотят перенять такой опыт. В этом районе тоже есть больница, реабилитационное учреждение и социальная служба. У этих групп есть свои потребности в местном служении, поэтому они не присоединяются к первой интергруппе, а решают основать свою собственную.


Этим примером я хотел подчеркнуть тот факт, что интергруппа занимается служением местного масштаба, а также организационными вопросами, которые напрямую влияют на местные группы. Интергруппы формируются сами по себе – никто другой не накладывает никаких ограничений на то, сколько групп находится в одном регионе и сколько групп АА может быть образовано в одной интергруппе. Интергруппа – это ответ на местные потребности в обслуживании.



Что такое регион?

Регион, в отличие от интегруппы, занимается вопросами общего, а не местного обслуживания, то есть вопросами, которые затрагивают все содружество. Можно сказать, что общее собрание региона – это небольшая конференция, где представители региональных групп могут регулярно встречаться, обсуждать не только развитие региона, сотрудничество между местными интергруппами, но и вопросы всего содружества АА Латвии. Региональные общие собрания обычно встречаются несколько раз в год, в том числе для обсуждения вопросов следующей конференции или для обсуждения готовой повестки дня конференции. Регион может служить форумом, на котором инициативы региональных групп тщательно обсуждаются до того, как они дойдут до конференции.


В регионе может быть одна или несколько интергрупп. В то же время, если группы не видят смысла в присоединении к служению, то интергрупп в регионе может и не быть. А именно, хотя и на встречах интергрупп, и на региональных встречах присутствуют представители групп А.А., функции обоих формирований различаются по своему характеру. И поэтому формирование интергрупп и регионов – это самостоятельные процессы: за первый – отвечают местные группы, за второй –– все содружество в целом.


В настоящее время наша структура обслуживания состоит из трех уровней. Группы – Конференция – совет попечителей. Представители групп (VKP) встречаются на конференции. Конференция избирает совет попечителей. В структуре нашего обслуживания нет этапа для делегирования конференции. Здесь кто–то может возразить: «Почему нет? Группы же назначают делегатов – своих VKP». Однако я хотел бы предположить, что то, как мы организовали конференцию, – это не процесс делегирования. В нашем случае группы не делегируют полномочия конференции – группы фактически являются конференцией.


Здесь мой воображаемый оппонент может сказать: «Хорошо! Но что в этом плохого? Зачем все усложнять? Зачем создавать препятствия между группами и конференцией?»


Действительно, нынешний состав конференции на первый взгляд может показаться прекрасным воплощением прямой демократии. Все группы имеют возможность участвовать в конференции и напрямую влиять на решения. Но в какой–то момент мы должны спросить себя: насколько хорошо информировано сознание нашей конференции? Чего мы вообще хотим от нашей конференции?


Я хотел бы утверждать, что в нынешнем порядке, когда представители групп формируют конференцию напрямую, мы упускаем важный аспект служения, который является не только практическим, но и духовным.


Здесь я хотел бы выделить еще одну очень важную функцию, которую регион играет во многих других содружествах и которая, на мой взгляд, также будет играть важную роль в нашей структуре. Региональные группы встречаются на общем собрании (напоминающем небольшую конференцию, как уже упоминалось) и избирают делегатов на следующую Конференцию по общему обслуживанию. При таком раскладе на конференцию отправляются не представители всех групп АА, а только ограниченное количество служителей, которые были делегированы общим сознанием региональных групп представлять их. Таким образом, Вторая традиция, которая включает духовные принципы группового сознания и верных служителей, станет действующей во всей структуре служения.


Как я уже сказал, я считаю, что такое делегирование полномочий имеет не только практическое, но и духовное значение. Вначале о практических соображениях:


● Конференция в таком случае состоит из четко определенного числа делегатов, определяемого самой Конференцией, которое остается неизменным до тех пор, пока Конференция не примет иного решения (к тому же станет ясным количество делегатов, составляющих кворум).

● Появляется еще одна платформа (собрание регионов), где все важные вопросы содружества могут быть подробно обсуждены на региональном уровне, а новые инициативы реализованы на уровне содружества.

● Осведомленность конференции будет расти, поскольку группы в регионе будут выбирать более опытных служителей, которые, вероятно, уже знакомы с принципами и структурой служения. Конференция становится более продуктивной.

● По мере уменьшения числа делегатов конференции решаются многие организационные проблемы, такие как поиск помещения, питание и другие расходы. Кроме того, в исключительных случаях, когда конференция должна принять важное решение вне собрания, становится проще связаться с делегатами и своевременно узнать их мнения.

● Конференция может сделать оговорку, что в попечительском совете всегда должно быть хотя бы одно доверенное лицо от каждого региона.

Однако главный аспект моих аргументов – духовный. Создание такой структуры с определенным числом служителей из каждого региона, которые бы представляли группы на конференции, было бы смелым шагом к новому уровню взаимного доверия. Это потребовало бы от нас большей ответственности за процесс выбора наших служителей. В конце концов, я считаю, что это не ослабит демократию, но напрямую укрепит неформальные принципы служения, на которых основано наше содружество. Может быть, именно это имел в виду Билл, когда говорил о достижении АА совершеннолетия?


Чтобы не оставлять свои мысли чисто теоретическими, в заключение я хотел бы предложить конкретное видение того, как могла бы развиваться структура латвийских регионов АА.


Мое предложение предусматривает три региона, которые бы охватили Западную Латвию, Восточную Латвию и Ригу. Определить, где именно следует провести региональные границы, пока что сложно, и этот вопрос следует всесторонне обсудить не только на конференции, но и в предполагаемых регионах.

● Каждый регион назначает шесть делегатов на Конференцию по общему обслуживанию, в результате чего общее количество делегатов достигает 18.

● Делегаты служат в течение двух лет: один год в качестве делегатов на первый срок, а следующий год в качестве делегатов на второй срок.

● Шесть делегатов обеспечат удобную ротацию – на каждом этапе конференции регион будет представлен тремя первыми и тремя вторыми делегатами.

● Все делегаты имеют право голоса независимо от первого или второго срока.

● Количество шести делегатов также позволит легко производить ротацию в пределах региона. Например, три делегата от Курземских групп и трое из Земгале.

● В соответствии с правами на участие в Концепции IV, конференция также будет включать следующих служителей: два представителя Попечительского совета (председатель и заместитель), два делегата мирового обслуживания (первый и второй срок), два представителя Конференции. Рабочая группа по обслуживанию (председатель и заместитель) руководитель бюро АА.

● Таким образом, 25 сотрудников будут участвовать в конференции и, следовательно, будут иметь право голоса.

● 18 + 7 сохранит очень важную пропорцию, при которой региональные делегаты всегда будут иметь 2/3 большинства при любом голосовании.

Примечание: даже если такая договоренность будет поддержана конференцией, следует учитывать коэффициент ротации. Это будет означать, что в первый год после перехода к такой структуре регионы должны будут назначить по три делегата каждый. Следующие три делегата присоединятся ко второму году конференции. Начнется ротация: на третьем году будут сменяться делегаты первого года, замененные тремя новыми делегатами. В этом случае также следует учитывать соотношение делегатов к другим участникам конференции. Таким образом, в первый год конференция будет работать в переходном режиме и будет состоять из девяти региональных делегатов и четырех служителей (один от совета попечителей, один мировой делегат, один представитель от рабочей группы по обслуживанию и руководитель бюро АА).


Я призываю читателя помнить, что мое предложение есть и остается только предложением. Основная цель этой статьи – предложить что-то конкретное, что способствовало бы обсуждению этого вопроса. Знаю, что вопрос очень обширный и требует внимательного обсуждения. Я также надеюсь, что не заблуждаюсь относительно истинного смысла такого предложения. Когда я думаю о таких важных темах АА, как структурная реформа, я стараюсь вспомнить, что написал Билл В. в одной из своих лучших статей о лидерстве: «Если идея выглядит достаточно хорошо, мы пробуем ее – всегда в качестве эксперимента, если это возможно ".

Андрис К.


38 views0 comments

Recent Posts

See All