top of page

Можно улучшить!

Этот член АА рассказывает, почему самое сложное время для него наступает именно тогда, когда всё хорошо.


Как было


Когда я вошел в свою новую квартиру, все было именно так, как я себе представлял. Я всегда мечтал однажды в жизни снять квартиру именно такую, в старом деревянном доме с окнами на задний двор, недалеко от моря. Десять минут до работы, пять минут до уютного ресторанчика, куда можно ходить завтракать по утрам в субботу, пить чай и читать толстые романы по вечерам в будние дни. Когда я начал жить в этом городе, я знал, что буду счастлив. У меня наконец-то есть все – стабильная трезвость, постоянная работа, зарплата, сбережения, много свободного времени, а теперь еще и красивая квартира. Недавно я получил важную награду за свои достижения в той области, в которой работаю. О чем еще можно мечтать? Может быть, только о постельном белье – не светлом, а темном.


Я вернулся домой из магазина измученным. Выбор постельного белья – задача не из легких. Уже на улице я заметил, что простыня на полтона светлее пододеяльника. Она скорее темно-темно синяя, чем черная. Всю дорогу я размышлял, стоит ли мне вернуться в магазин и поменять ее. С одной стороны, это всего лишь простыня, но с другой стороны, я представляю, как я встаю утром и каждый раз, открывая глаза, думаю, что надо было пойти и поменять ее. Каждое утро я буду думать, что этот полутон меня удручает. Пока я размышлял, мне привезли холодильник. Я сложил туда продукты (все баночки по цвету и размеру – гармония должна быть везде!) и включил его. Холодильник начал реветь и трястись. По звуку он больше напоминал стиральную машину. Я испугался – поскольку кухня соединена с комнатой, мне придется постоянно слышать этот ужасный шум. «Наверное, нагревается», – подумал я и пошел в магазин поменять постельное белье.


Когда я вернулся, холодильник все еще громко разговаривал с моей квартирой. Так продолжалось до вечера, а ночью я не мог уснуть, гуглил все о холодильниках и понял, что мне нужен другой, гораздо более тихий. Но я не хотел идти в магазин и объясняться, вдруг продавщица подумает, что я просто немного сумасшедший. Я успокаивал себя тем, что могу привыкнуть к чему угодно. В течение следующих нескольких дней я ходил к своим коллегам – якобы в гости, а на самом деле, чтобы послушать их холодильники. Они были определенно тише, чем мой. Время от времени я задавал им вопрос – как вы живете со своим холодильником, не беспокоит ли он вас? Я провел еще несколько ночей, злясь на холодильник, магазин, судьбу. Немного посмеявшись над эпопеей с простынями (как я мог быть таким глупым и мелочным), я решил все-таки поменять холодильник.


Я не буду рассказывать здесь обо всем (как я менял и второй холодильник, потому что он был недостаточно хорош, как я кричал на продавца, чтобы он просто вывез его из моей квартиры: «Мне не нужны никакие деньги обратно, просто заберите его, он вгоняет меня в отчаяние!»), потому что через месяц жизнь вернулась в нормальное русло (третий холодильник был идеальным партнером – тихим и терпеливым). Я стал спать спокойно и смог заняться вопросом, какой календарь лучше повесить на новый холодильник – с животными или растениями (животные слишком банальны, растения слишком красочны).


Опять же, я не буду рассказывать обо всем, но душевное спокойствие вскоре снова покинуло меня. На этот раз изменить ситуацию стало гораздо сложнее, потому что речь шла уже не о вещах, а о людях. Я начал беспокоиться, не думают ли люди обо мне плохо. Самым простым способом было позвонить и все выяснить. Я делал вид, что звоню просто так, и по голосу определял, хорошие ли у меня с ними отношения. Когда я обзвоню всех, я смогу наконец успокоиться и наслаждаться жизнью – был уверен я. В списке были в основном коллеги, потому что я боялся, что если они разозлятся на меня (причину я мог быстро придумать в голове), то вскоре отнимут у меня все – работу, квартиру, город и душевный покой. Покой, которого уже некоторое время не было.


Это была нелегкая задача, потому что после каждого разговора список людей становился только длиннее. Как и в случае с алкоголем, мне требовалось все больше и больше, и каждый раз я обещал себе, что на этот раз смогу остановиться и успокоиться. Но я остановился только в тот день, когда одна коллега не брала трубку, не отвечала на мои сообщения, а я лежал под одеялом, дрожал и думал, что умру, если она мне не перезвонит. Это было чистое безумие, и это продолжалось очень долго.

Что произошло


Мне было стыдно кому-либо рассказать обо всем этом. Ведь со мной все в порядке. Никто не умер, никто не бросил меня. У меня по-прежнему есть работа, деньги, квартира. Но я не могу выйти из дома, потому что каждое утро я открываю глаза и думаю: сошел я с ума или еще нет? Я решил рассказать все это своей анонимной сестре. Я нашёл в себе силы взять тетрадь и написать Четвертый Шаг. Я начал молиться. Благодаря той самой сестре я увидел, что я не трезвый (то есть, физически я трезвый, но мое поведение – это чистое безумие). Я увидел, что стал одержим собой, душевным покоем, тишиной в своей голове. Это была одержимость, такая же сильная, как пьянство в моей прежней жизни. Я боролся со страхом, с плохими мыслями, с навязчивой идеей, которая была больше меня.


Благодаря поддержке я понял, что мне нужно вернуться в программу. Я просто заснул в ней. Я перестал делать программные действия, развивать духовность и укреплять свой сознательный контакт с Высшей Силой, а Большая книга предупреждает, что происходит в таких случаях. Я нашел нового спонсора на одном онлайн-собрании. Когда мы впервые поговорили, я понял, как давно я на самом деле не занимался выздоровлением.


Мы начали с первого шага. Помню, когда я впервые пришел в АА, я действительно был готов сделать все, чтобы остаться трезвым. Теперь я вернулся к тому моменту, когда я снова был готов на все. И я был удивлен. До этого я думал, что моя проблема в том, что я долгое время не делал Девятый Шаг, а Десятый и Одиннадцатый я делал очень формально. Но я обнаружил, что почти ничего не знаю о первых трех шагах. О том, как моя болезнь проявляется в трезвости, о том, что только сила, более могущественная, чем я, может мне помочь. О том, что моя жизнь никак не связана с моими отношениями с другими людьми (которые я всегда старался улучшить), что моя трезвость зависит только от моих отношений с Богом. Я узнал, что когда я помогаю другим людям, когда я полезен, а не только озабочен собственными мелкими планами, Бог заботится обо мне.


Спонсор развернул мне Большую книгу по-новому – оказалось, что книга не о пьянстве, а о трезвости. Спонсор помог мне понять, что мой эгоизм кроется в моем мышлении: я считаю, что все должно происходить так, как я хочу, а не по плану Высшей силы. И если я не понимаю этот план, я оказываюсь нечестным – потому что думаю, что знаю лучше, чем Бог. Раньше я и представить себе не мог, что моя корысть проявляется не только тогда, когда я специально манипулирую людьми, но и когда я использую других людей, чтобы улучшить свое настроение или обрести покой. И любой мой страх в конечном итоге возвращается к моему эгоизму и эгоцентризму.


Как это происходит сейчас


Двенадцать шагов снова сделали меня свободным человеком. Сегодня я не боюсь сойти с ума. Я не зациклен на душевном покое. Я живу и наблюдаю за собой. Каждый день я вижу, как моя болезнь заставляет меня искать более легкие пути - нечестные и эгоистичные. Если я не могу увидеть это сам, мне помогает спонсор. Только когда я понимаю свои (и только свои) ошибки, я могу отдать их Богу и снова дышать. Так называемая четвертая колонка Четвертого шага – это мой духовный мост к Богу.


Сейчас весна. Недавно я сидел с коллегами в парке. Мы разговаривали, смеялись. Я думал о том, как легко жить. И я знаю, что в моей голове все еще живет болезнь, которая говорит мне: «Но ведь может быть еще лучше? Сделай что-нибудь!»

Д.


Если ты являешься членом АА и тебе понравилась эта статья, мы будем благодарны за пожертвование. Информацию об этом можно найти на сайте aavinoga.org в разделе «Пожертвования» . Деньги будут использованы для подписки на сайт и платформу SoundCloud. Пожертвования от других читателей, а также новичков не приветствуются.


Comments


Commenting has been turned off.
bottom of page