Если не знаешь, что делать, люби!

Член АА рассказывает о своем пути к физической и эмоциональной трезвости.



Я помню, как поехал в Берлин на большое мероприятие АА в первый год своего выздоровления. В то время, видя всех этих счастливых, эмоциональных и радостных людей, я подумал – интересно, остался бы я там, если бы впервые пришел в АА? От этих людей исходило столько радостных эмоций.

Мне повезло, потому что мой приход в АА был спокойным, медленным. Я впервые пришел в Анонимные Алкоголики, ничего не зная об этом сообществе. Возможно, мой самый первый раз даже не был настоящим первым разом - я еле шёл, тащил за собой велосипед, на который я не мог залезть, так как уже много дней пил и не понимал, что со мной происходит. Пьянство больше не приносило мне никакого удовольствия, только мучения, тревогу, но я не мог остановиться. На улице я заметил объявление, которое гласило: «Если вы хотите пить, вы можете продолжать, но если вы хотите бросить, возможно, мы сможем вам помочь.» Меня это очень впечатлило, потому что не было никаких указаний – остановитесь, это зло, яд – это было совершенно добровольное приглашение, и я нашел это очень симпатичным. Я позвонил по номеру, указанному в объявлении. Мне сказали, что через некоторое время недалеко от моего дома состоится собрание, и я отправился туда.

Я вошел, и один из членов клуба открыл дверь, поздоровался, спросил, в первый ли раз я здесь, и, окинув меня более внимательным взглядом, спросил, не пьян ли я. Конечно, пьян – ответил я! Я бы сюда не пришёл, если бы не пил! Мне разрешили присутствовать на собрании, мне не разрешили выступать, но сказали, что когда я приду трезвым, то смогу полноценно участвовать в собрании.

Я помню ту первую встречу – люди, называющие себя зависимыми или алкоголиками, говорили о свободе и других интересных вещах. Я сидел, слушал, с бутылкой алкоголя в кармане. Я подумал: как жаль, что нельзя слушать, пить и при этом говорить. Я решил, что протрезвею, приду, и смогу говорить правильные вещи, буду цитировать разных авторов на тему свободы, выбора и т.д., так как эти люди, похоже, мало что в этом понимают. После собрания ко мне подошла куча людей, они сказали, чтобы я возвращался, потому что все они были своими людьми, алкоголиками. Я подумал: что это за алкоголики? Они хорошо выглядят, они не пьют! Эти люди также предлагали проводить меня до дома. Я отказался. Когда я медленно шёл в сторону дома, я почувствовал душевный подъем – наконец-то никто не стыдил и не упрекал меня, а предлагал поддержку и помощь. Даже само место, где произошла моя первая встреча, запечатлелось в моей памяти. Я продолжал пить еще полгода, но время от времени я вспоминал ту встречу или видел свет, горящий там вечером, когда проходил мимо. Я хотел вернуться туда, к тем странным, счастливым людям, у которых было то, чего еще не было у меня.

Следующий духовный опыт случился, когда близкий коллега и друг, с которым я много пил, спросил: «Ты пил вчера вечером?» Этот простой вопрос заставил меня почувствовать, что он знает больше обо мне, о моих эмоциях, суицидальных мыслях, выходе ночью на улицу за очередной выпивкой, поэтому я разозлился. Он достал из кармана синюю книжку, сказал мне, что уже какое-то время не пьет, находится в программе и что мы можем поговорить об этом, если я захочу. После работы мы вместе пошли домой, у меня с собой был алкоголь, который я ему предложил. Он отказался, и я не мог понять, как такое вообще возможно! Мой друг рассказал мне, кто ему помогал, что он делал, что он был в программе и добавил что-то важное: «Ты, по сути, проиграл этот бой. Ты по-прежнему можешь пить и сражаться, но в одиночку ты не справишься. Тебе нужна помощь.»

Так я и поступил. Впервые во время собрания я сказал прямо, честно, без флирта – я алкоголик. В тот момент со мной что-то случилось. Я почувствовал облегчение, и путь к выздоровлению начался. Меня очень вдохновляли люди на собраниях, я с нетерпением ждал встреч с ними, я спешил на собрания, меня всё это очень вдохновляло! Я не пил алкоголь с первого собрания, и очень благодарен, что все началось так легко. Я благодарен людям, которые слушали на собраниях, как я жалел себя. Я был очень деформированным человеком из-за пьянства. Я также благодарен за то, что если я пытался как-то манипулировать, люди терпеливо меня выслушивали и потом говорили: «Можете тебе еще стоит пойти побухать?» Я понял – нет, нет, нет, я не хочу туда возвращаться! Со временем я понял, что в АА никто не будет со мной нянчиться, никто не будет меня жалеть. Да, они поддержат меня, если я буду работать над этим сам. Они будут поддерживать меня, когда я захочу не пить, когда я захочу быть трезвым. Если я хочу пить, если я хочу жалеть себя, если я хочу остаться со своей старой жизнью и мышлением – счастливого пути! Мне очень понравилось такое отношение.

Начало моей трезвости кажется легким. Многие мои друзья не понимали, почему я не пью, потому что часто мои друзья видели только первую часть ночной попойки, после чего шли домой спать, а я тащился в игорный зал и продолжал напиваться. Поэтому все мои страдания, связанные с выпивкой, знают и понимают только такие же люди, как я, – другие алкоголики. Вот небольшой пример. На одном из собраний брат рассказал, как ужасен для него солнечный свет, когда он пьет, когда ты просыпаешься на следующее утро, тебе нужно куда-то идти, но ты недееспособен, и яркий солнечный свет освещает это состояние. Это небольшой нюанс, но я его тоже помню.

Я, будучи по сути отличником, «сектантом» АА, сразу же начал работать по шагам, и тогда я почувствовал свободу, настоящую – счастливую – свободу, которую другие также описывают на собраниях. И я подумал, что все понял! Через некоторое время я начал отдаляться от АА, меня раздражало, что люди не работают по шагам, что они рассказывают анекдоты на собраниях вместо того, чтобы говорить о своем выздоровлении и так далее. Потом началась моя «нетрезвость», я не пил, но вел себя так же, как вел себя, когда пил – я не употреблял алкоголь, но использовал людей, отношения, еду, секс, все, что угодно. По утрам у меня была сильная тревога, я уже не видел разницы между временем, когда я пью и не пью, мне было очень плохо. Оказалось, что можно не пить, но при этом не быть трезвым, это был трудный этап, из которого нужно было выбираться, и мне помогли друзья и подруги, которые слушали меня, были прямыми и беспощадными, честными и делились своим опытом на собраниях.

Самый большой переломный момент произошел, когда мой друг-алкоголик приехал в гости. Я уже мысленно вел с ним переговоры – если ты будешь мне втирать про шаги, мне это не нужно, я сам знаю... Пришел мой друг, попросил взять книгу АА, блокнот, ручку... и прежде чем я успел что-то сказать, он сказал: «Я знаю, что ты все знаешь.» Мы вместе помолились о том, чтобы Бог дал нам забыть все, что я знал о себе, о шагах, о программе... и мы начали читать книгу. Я наконец признал, что была обида, которая разрушала меня, подрывала меня, и я не мог по-настоящему быть трезвым. Я почувствовала огромное облегчение и благодарность. Я начал трезветь. Шаги работают. Это событие, произошедшее с помощью друга-алкоголика, символизирует для меня то, что называется единством АА.

Мое алкогольное мышление склонно видеть все как черное или белое, как раньше – либо пьяный, либо трезвый. Мне приходилось снова и снова перечитывать предложение «Мы стремимся к духовному прогрессу, а не к духовному совершенству», потому что мне было так легко сказать – шаги не работают! Я понял, что должен начать относиться к себе как к прогрессу в программе, не мучать себя, не говорить сразу – не получается! Нет, я буду совершать ошибки, у меня будут возникать проблемы, и я пойму кое-что важное: я должен начать относиться к себе как к продвигающемуся по программе, не уничтожать себя, не говорить сразу – это не работает! Нет, я буду делать ошибки, у меня будут небольшие успехи, что-то получится. Перфекционизм и категоричность меня очень беспокоят, я должен осознать, что могу совершить ошибку, сделать плохо другим, а затем искать, как исправить эту ошибку.

За последний год я понял, что обида – это враг номер один, похмелье от нее длится месяцами. Мне нужны собрания, чтобы распознать собственную обиду (я учусь этому у своих подспонсорных).

Терпимость и любовь – наши руководящие принципы – вот еще одно откровение, которое для меня является самым важным в нашей программе. Если не знаешь, что делать, люби! Я не могу любить всех, но я могу научиться этому, если у меня есть Высшая сила. Мои обиды дадут мне приятные ощущения лишь на короткое время, а затем приведут меня в эмоциональное замешательство.

Мои годы трезвости до сих пор были разными. Они не были легкими, не по вине программы или Бога, а потому что я больной человек, и всегда им буду, и часто нахожу способ обойти вещи, сделать что-то более легким способом. Но я очень благодарен за этот опыт, это мой прогресс и способ научиться доверять Высшей сили. Кроме того, программа постепенно учит меня любить себя через других людей.

Дмитрий


14 views0 comments

Recent Posts

See All