top of page

Мой новый рецепт служения

Пытаясь сработаться с другими алкоголиками, я могу открыть такие грани своего характера, которых не видела нигде в своей жизни.



В своём служении я была корыстной и эгоцентричной, использовала служение как возможность себя проявить, стать настоящим руководителем и получить признание. Как возможность быть боготворимой и прославляемой. Как будто здесь кто-то раздаёт за это дипломы.


В служении я также почувствовала благодарность, что могу, наконец, быть полезной этому миру, быть частицей, а не центром чего-то большого.


Сегодня могу с искренней благодарностью сказать, что Бог снял с меня эту тяжёлую ношу, которая называется «я знаю лучше других». Сегодня у меня больше нет желания рассказать кому-то, как надо делать правильно. Честно говоря, я ничего не знаю о правильном или неправильном направлении в АА. Я усвоила, что единственно истинный смысл в служении – быть полезной, идти туда, куда Бог меня направляет, и быть благодарной за это. Да, иногда моё служение не приносит мне большого кайфа и даже немного утомляет. Потому что не могу провести время с детьми, надо тратить деньги, чтобы куда-то попасть. Деньги, которых и так не слишком много… Но я продолжаю служить, потому что верю, что у моей Высшей Силы есть план, и я научилась никогда не подвергать сомнению Её намерения.


Начну с того, что в АА я служу с начала моей трезвости. Моя спонсор никогда не объясняла мне, зачем это надо делать, она просто поставила меня перед фактом – ты должна служить в АА. Отчаяние и желание трезвости было большим, поэтому, конечно, я согласилась. Это было прекрасно. Это было большим подарком, потому что я познакомилась с очень многими членами АА, исчезли одиночество и чувство, что я ни на что не годна. Я стала частичкой целого, поняла, что на меня кто-то полагается, что со мной считаются.


В одной группе я служила довольно долго, несколько лет. Когда говорят о ротации, то понятно, что речь идёт о том, что у каждой работы, которая нужна группе и которую мы берёмся делать, есть определённый срок начала и конца. Служение – это не пожизненный приговор, так не должно быть. Я не понимала, что ротация означает способность уйти со служения насовсем, или хотя бы на несколько месяцев, дать группе возможность функционировать без меня и дать возможность другим выполнять важные дела, чтобы и они ощутили то же самое чувство полезности. К сожалению, со временем такое непрестанное служение на всех позициях по очереди заставило меня чувствовать себя не маленькой частичкой, а большой незаменимой частью, без которой группа не выживет.


С течением времени я становилась на собраниях группового сознания всё более настойчивой и категоричной, настаивая на своей правоте и на том, что я знаю лучше. Было принято несколько решений, которые меня мучили, потому что они были против моей воли. К примеру, на одном собрании мы решали, запретить ли посещение наших собраний члену, который вёл себя немного агрессивно. Я сказала, что такой человек не должен приходить к нам, потому что это не безопасно. Из мухи раздула слона, скорее всего, потому, что хотела, чтобы мы были особенной группой, которая отличается своими нетипичными решениями. Да и мне самой этот мужчина не очень нравился. Но вместо того, чтобы работать со своими чувствами, я решила избавиться от этого человека. Честно говоря, в тот момент я не понимала, что это мне в первую очередь нужна программа, потому что я не могла быть честной перед собой. Но не об этом речь.


В конце концов группа решила иначе – дать ему возможность. Спустя несколько лет этот же самый парень нёс весть на Центральном рынке, перед довольно суровыми людьми, и его искренность и удивительная способность без страха отправляться туда, куда мы, другие, не могли, оказалась жизненно важной для того, чтобы и другие алкоголики могли найти путь к трезвости. Я благодарна Богу, что в том решении свершилась не моя воля. Было и много других вопросов, которые я не могла принять и по которым я хотела видеть другие решения, потому что была уверена, что я знаю лучше. Много критиковала других, их выздоровление, как они идут по Шагам, как соблюдаются Традиции. Часто бывала резкой, критичной, с помощью саркастичных высказываний подавляла других. А оправданием всему было то, что это моя домашняя группа и я в ней всё решаю.


В конце концов всё это перестало нравиться группе, моё господство не шло на пользу, и Бог в своей мудрости защитил других от моей гордыни. Деталей не помню, но после собрания одна сестра сказала мне суровые и горькие слова. Я очень переживала и ушла из группы. Это была болезненная эмоциональная операция, без анестезии.

С того дня прошло более трёх лет. Моё отношение к служению изменилось. Мои правила изменились. Мой настоящий рецепт таков:


  1. Моё первое правило – быть полезной. В моём служении это первое и единственное условие – быть полезной другим. Об этом я прошу: «Боже, освободи меня от гордыни и эгоцентризма, прошу, помоги мне думать о других, прежде чем о себе». Помню пару латвийских конференций по обслуживанию, на которых разгорались споры. В то время я была ещё воинственно настроена, поэтому с радостью включалась в них. Теперь, оглядываясь назад, у меня возникает лишь один вопрос: в тот момент, когда я участвовала в спорах – как я могла быть полезной? Я и не была. Я забыла программу.

  2. Программа и служение – это две связанные и в то же время не связанные между собой концепции. Метафорически я это вижу так – если представить мою трезвость растением, то ему для роста нужны и удобрения, и вода. Которое из них что – неважно, но во время служения, пытаясь сработаться с другими алкоголиками, я могу открыть такие грани своего характера, которых не видела больше нигде в своей жизни. Но если я хочу такого выздоровления, в котором есть прогресс, мне обязательно необходимы 12 Шагов и служение.

  3. Единство – это самое важное в АА. Я могу быть абсолютно против решений своей домашней группы или конференции, или комитета. Я могу говорить всё, что думаю, как мне кажется, но как только решение принято, моя задача – довериться этому решению. Это не легко. Но ничего не было лёгким – ни проводить свою инвентаризацию, ни возмещать ущерб. Такое детское упорство против решений группы показывает мне снова и снова, что симптом моего алкоголизма – желание контролировать – никуда не ушёл. Если я противлюсь решениям группы и, не дай Бог, ещё пытаюсь кого-то опозорить, очернить, чтобы добиться своего (считая себя моральным компасом), то я вношу раскол в группу или даже в АА. Единственное, чего расколотая группа не может сделать, – это помочь алкоголику, который пришёл в АА искать помощь. Моя задача в служении – учиться сотрудничеству. «Боже, даруй мне открытый разум принять эти перемены, довериться Твоему плану и идти указанной Тобою дорогой с любовью и благодарностью в сердце!»

  4. АА ничего мне не должны. Самые опасные мысли – те, в которых мне кажется, что мне что-то причитается за моё служение. Мне не причитается ни восхваление, ни признание, ни подспонсорные, ни вознаграждение. Я здесь, чтобы отдавать то, что дано мне, чтобы Я возмещала, а не МНЕ возмещали. «Боже, освободи меня от поисков собственной выгоды и эгоцентризма. Помоги мне понять, что я достаточно хорошая и мне не нужны внешние подтверждения!».


                                                                                 Гунта



Если ты являешься членом АА и тебе понравилась эта статья, мы будем благодарны за пожертвование. Информацию об этом можно найти на сайте aavinoga.org в разделе «Пожертвования». Деньги будут использованы для подписки на сайт и платформу SoundCloud. Пожертвования от других читателей, а также новичков не приветствуются.


Comentarios


Los comentarios se han desactivado.
bottom of page