Возвращение

Она была в программе уже несколько лет, но сорвалась. Это честный рассказ о том, как сложно, но нужно возвращаться.



Вот я, в постели дезинтоксикационной палаты, в полной беспомощности и отчаянии, начинаю понемногу приходить в себя после запоя. Он длился девять дней, и только что я пережила ночь страха, бессонницы и холодного пота. Я пришла в себя настолько, что уже могла заглянуть в свой телефон. Я, конечно, боялась того, что увижу там. Так и есть: я провалила онлайн-собрание, и участники справедливо возмущались. Я в АА уже много лет, я знала, чем это всё может закончиться. Я знала, но ничего не могла поделать.


Смотрю на свои руки, они в глубоких синяках от систем. Я ничего не помню. Женщина из моей палаты говорит, что я упала. Мне кажется, что она выглядит лучше, чем я. Мы начинаем говорить, насколько вообще в таком состоянии это возможно. Мне с ней повезло, и я благодарна за это. Она говорит, что пойдет кодироваться и советует мне сделать то же самое. Пытаюсь упомянуть что-то об АА, но она и слышать не хочет, говорит, что это последнее место, куда следует обращаться. Но даже в этой ситуации я знаю, что мне больше ничего не поможет, для меня это не решение – вшить ампулу и не пить от страха, я понимаю, что не смогу сделать это. Я беру телефон в руки и знаю, что мне нужно кому-то рассказать о своем срыве. Своей группе. Сделать это трудно, меня мучает чувство вины, стыд, злость на себя, и к тому же, это большой удар по самооценке. Но осознание того, что мне нужна помощь, гораздо больше стыда. У меня также есть предчувствие, что чем дольше я буду откладывать это, тем труднее будет это сделать. Насколько я могла, я сосредоточилась на простом сообщении, медленно набирая текст. Прочитала несколько раз… «sent»! Фууу, дело сделано и назад пути нет! Я боюсь того, что скажут остальные – но наверное, мне было легче это сделать, хотя бы потому что моя группа довольно небольшая. Но в этот момент так важно сказать это кому-нибудь! Именно в тот момент, когда тебе так дерьмово и ты не знаешь, куда себя деть. К сожалению, это был не первый срыв за мою трезвость, и раньше я ждала, что через несколько дней мне станет лучше и я смогу сообщить обо всём моему спонсору или остальным в АА. И вот, совсем не ожидая этого, я получила огромную поддержку! Меня никто не осудил, а наоборот, предложил отвезти домой или сделать еще что-нибудь необходимое! Как много это значило для меня в тот момент! Я была уже не одна в этой ужасной палате, и мне было, куда возвращаться! У меня была надежда, что, может быть, в этот раз все будет по-другому - все эти люди ведь живут в трезвости!


Пробыв дома четыре дня, я подключилась к собранию. Легко ли мне было? Вовсе нет, несмотря на то, что я уже сообщила некоторым о своём срыве. Но мне было легче. Я долго не могла собраться с силами начать говорить, потому что знала, что сейчас расплачусь, и слова давались с трудом. Однако вся поддержка, которую я получила от группы, того стоила! Хотя я все еще чувствовала стыд и унижение, я смогла начать все сначала! У меня была надежда. Мне очень помогли участники группы, одна я бы не справилась! Я начала читать книгу, на этот раз с другим отношением, и обнаружила много вещей, которые упустила раньше. Мое отношение к программе стало намного серьезнее. Я знаю, что без программы я не была бы трезвой сегодня, 7 месяцев спустя. Я также знаю, что не нужно ждать, чтобы снова начать работать со спонсором или другим членом АА! Это надо делать сразу, именно тогда, когда унижение так велико. Именно тогда проще всего получить доступ к сознанию – пока мои защитные механизмы, концепции разума и мудрые суждения еще не проснулись. Я бесконечно благодарна за всю поддержку и время, которые я получила от близких мне людей АА. Это мой путь, и мне, очевидно, были нужны неоднократные напоминания о моей беспомощности и неуправляемости жизнью, чтобы начать воспринимать вещи по-другому. Чтобы я полностью осознала, что для меня работа с программой – это вопрос жизни и смерти (или здравого смысла). Пересмотреть свое отношение к безумию, тяге, Богу, недостаткам характера, к работе с программой. Я так много открыла для себя, и я способна воспринимать то, что дает программа, намного шире и глубже. Не без помощи. Мой путь был извилистым, но он мой! Обвинения и упрёки в свой адрес мне не помогут. Поможет исследовательский настрой с реальным интересом к программе – что в ней такого есть!


Спасибо за мою трезвость сегодня!


Л.


Recent Posts

See All