Мы едины… ибо?

Updated: Apr 30

Почему группа в начале собрания зачитывает шаги, но не считает нужным их проходить?



Первое впечатление

Когда я впервые посетил собрание АА, я сразу почувствовал тепло и поддержку. Люди подходили ко мне, чтобы поговорить, поддержать, помочь. Я устал от стыда и чувства вины за своё пьянство, и то, что меня вдруг никто не стыдил, было для меня чем-то новым. Меня также удивило, насколько люди доверяют друг другу – на собраниях я слышал самые интимные вещи, о которых не привык говорить даже с друзьями. Больше всего меня удивило то, что люди открыто говорили о своей жизни в период употребления – как они лгали, как притворялись, как подводили самых близких людей.

Конечно, все это очень помогло мне выйти из состояния отрицания и признать, что я алкоголик. Это означало признание не только того, что я не могу и никогда не смогу контролировать своё пьянство, но и того, что я причинил вред людям и что истинной причиной вреда был я, а не какие-то обстоятельства. Я в своей болезни. Благодаря рассказам членов АА об их жизни, я был готов начать работать с 12-шаговой программой. Но истинная причина начать «шагать» была совсем другой.

Второе впечатление

Я очень благодарен своей первой группе, которая дала мне тепло и понимание того, что АА – это то мое истинное место. Но сегодня, оглядываясь назад, я могу признать, что тепла и дружбы хватило только на первый год. Когда первая эйфория трезвости прошла, я начал замечать, что на самом деле мне не все люди нравятся, некоторые даже раздражают меня, с другими у меня вообще нет почти ничего общего. Но прежде всего, я перестал видеть смысл – почему я должен слушать одно и то же дважды в неделю? Истории повторялись, люди почти не менялись. Я не был одним из тех людей, которые приходят на встречу злыми и раздраженными, просто чтобы выпустить пар и жить дальше. Но я видел, что некоторые члены содружества живут именно так – «от собрания к собранию».

Я не говорил об этом вслух, я просто стал все реже и реже ходить на собрания. Мне стало скучно в АА. Но мне повезло, что некоторые друзья из содружества уже начали работать со спонсором и проходить шаги. Я чувствовал, что мне это необходимо.

Теперь я знаю, что программа 12 шагов не только спасла мою трезвость (возможно, даже показала мне, что такое настоящая трезвость), но и помогла мне остаться в Анонимных Алкоголиках, не бросить сообщества вообще, понять, как происходит выздоровление от алкоголизма.

Третье впечатление

Новые впечатления об АА появились, когда у меня изменились жизненные обстоятельства и мне пришлось переезжать из одного города в другой, а значит, искать новую группу АА. Я не хочу маргинализировать нерижские группы и обобщать (конечно, в Риге тоже есть очень много разных групп), но сначала у меня было впечатление, что некоторые группы возникли совсем недавно, потому что они существовали в основном на том крутом чувстве а-ля «мы любим вас, потому что вы наши», хотя на самом деле это были группы с долгой историей существования. Может быть, это мое высокомерие (конечно, это так), но я мне было недостаточно просто романтизации Анонимных Алкоголиков. Возможно, это было потому, что я знал, что АА – это выздоровление, а не просто выпускание пара два раза в неделю.

Меня быстро стали раздражать такие группы. У меня появились новые обиды. Сначала по отношению к АА в целом, затем к конкретным людям. Я старался быть терпеливым, мне очень хотелось поделиться своим опытом, рассказать, как работа по шагам помогла мне привести свою жизнь в порядок, избавиться от обид. Я предложил свою помощь, рассказал, как идут дела у других людей, которых я спонсировал. Я хотел помочь, иногда даже в довольно агрессивной форме. Потому что иногда мне хотелось кричать от беспомощности. Я хотел ходить на собрания Анонимных Алкоголиков, где царит дух и традиции АА. Я старался быть терпеливым и думать о том, что я тоже не сразу начал работать по шагам, и даже сейчас я сильно колеблюсь, даже если знаю, что конкретно должен делать по программе, но все равно делаю это только когда становится совсем невыносимо. Но я всё же делаю. Также в Большой книге написано, что эта простая программа лежит у наших ног. Почему это никому не нужно? Я сказал себе, что с таким же успехом я могу пойти на рынок и целый час слушать, как люди жалуются на жизнь. Это тоже анонимные алкоголики? Вряд ли.

Я пролистал книгу. Время от времени я отмечал на встречах, как много там говорится о работе с программой. Обещания сбудутся, если мы будем «работать для этого (!)». А также о том, что мы объединены не только потому, что чувствуем себя пассажирами, спасшимися после крушения лайнера, потому что «чувство общей опасности – это только часть (!) того, что нас объединяет». Сама по себе (!) она никогда бы не объединила нас так, как мы объединены сейчас (!). В книге говорится, что мы едины, потому что мы нашли общее (!) решение (!), выход (!). Мне также было трудно понять, почему на группе в начале собрания зачитываются шаги, но проходить шаги большинство не считает нужным

Есть (?) решение

Мой гнев нарастал, а собрания не менялись. Члены группы каждый раз продолжали говорить о тех же обидах, я продолжал париться и каждый раз думал, что это мой последний раз в этой группе.

Я старался смотреть на все это через призму программы. У меня есть обиды – задеты мои амбиции (я хочу, чтобы группа была другой), моя самооценка (я пытаюсь рассказать группе о 12 шагах, но они меня не слушают), моя безопасность (я хочу выздороветь, а не болеть вместе с другими), мои личные отношения (почему эти люди не меняются?). Где моя вина? Определенно, мой эгоизм – я хочу, чтобы все шло по-моему; мой страх – я не доверяю Высшей силе в этом вопросе.

В «Большой книге» говорится, что пока я исполняю свою собственную волю, а не волю Бога, я буду несчастен. Пока я играю роль Бога и уповаю на свои силы, мне будет больно. Я не могу использовать других людей и свою группу в своих интересах, но я несу ответственность за то, чтобы не держать обиды. Сейчас для меня важно следующее. Я не могу и не буду менять группу, но я могу изменить себя. Я также осознаю, что пока я агрессивен и эгоистичен (даже по очень веским причинам), я не могу служить Ему, не могу нести весть об исцелении, потому что сам продолжаю болеть.

Конечно, я спрашиваю себя, не слишком ли многого я требую от группы, называющей себя АА, чтобы она действительно была группой АА. Но я знаю ответ: если Бог захочет, Он сделает это. И я также знаю, что я не Бог. Я буду продолжать спрашивать его, что я могу сделать для тех, кто все еще страдает. И может быть, однажды, когда я буду готов, ответ придет ко мне.

Д.


18 views0 comments

Recent Posts

See All