Первый год трезвости

Updated: Mar 1

Члены АА делятся опытом: что помогло им начать трезвую жизнь и принесло радость.



Мой первый подход к программе АА закончился отвратительным трехмесячным срывом. Я чувствовала себя очень усталой, и у меня больше не было иллюзий, что я когда-нибудь смогу контролировать свой алкоголизм. Я вернулась в АА и начала регулярно посещать собрания, чего раньше не делала. До срыва я пыталась работать по шагам, но во второй раз решила немного подождать. Я хотела накопить трезвые дни и только потом искать нового спонсора, если я почувствую в этом потребность.

После трех месяцев трезвости я нашла спонсора и стала служить секретарем в своей домашней группе. Я думаю, что это было одной из основных причин, по которой я смогла оставаться трезвой, потому что я не думала о выпивке во время служения в группе. Через три месяца, когда мой срок служения истёк, я была трезвой шесть месяцев, я чувствовала себя в полной безопасности и как никогда была уверена в своей трезвости! Раньше мне не удавалось прожить без алкоголя более четырех месяцев! Полгода казались чем-то вроде гарантийного талона АА. Я продолжала ходить на собрания с твердой уверенностью, что медаль за год трезвости тоже будет моей! Я регулярно встречалась со спонсором и звонила ей всякий раз, когда чувствовала себя неуверенно, была в отчаянии или испытывала гнев. Так же, отмечая Новый год впервые в трезвости вместе с ликующими и пьющими друзьями, я позвонила спонсору и она мне не колеблясь ответила. Способность другого человека заботиться, несмотря на собственные проблемы или праздники, много значили для меня. С шагами, честно скажу, я медлила, но старалась следовать другим указаниям спонсора: в первый год не прекращать отношения, не делать резких движений в жизни.

Чем больше был срок моей трезвости, тем более самодовольной я становилась. Море по колено, хотелось начать жизнь если не сначала, то хотя бы с середины. Я уже чувствовала, что у меня начались сильные эмоциональные карусели и явно было много гордыни. Рекомендация спонсора стала чем-то вроде прохладного душа, я отложила все решения на год и как-то успокоилась. Я концентрировалась лишь на одной главной цели – не поднять первую рюмку. В первый год это было для меня самым важным, я также перестала делать то, что мне не нравится, начала устанавливать границы, хотя иногда чувствовала себя виноватой. Спонсор сказала, что в первый год надо давать себе скидки за неадекватные реакции и слабости, которые заменяют алкоголь. Эта идея меня вдохновила. Я читала книги, покупала нужные и ненужные вещи, с навязчивым энтузиазмом делала ремонт в квартире, собирала икеевскую мебель и т. д. Я стала обращать внимание на свои эмоции, особенно – на вспышки гнева. Я заметила, что они цикличны, возникают в определенные периоды жизни и также проходят. Когда я пила, я не могла осознать, что не залитые печали уйдут сами собой на следующий день. Я начала познавать себя в трезвости.

Я очень придерживалась нашего лозунга – единственное требование для принадлежности – это желание бросить пить – и я до сих пор думаю, что это главная причина, по которой я все еще здесь. Ведь я пришла не с намерением стать лучше, без изъянов характера и прочих слабостей. В каком-то смысле непьющая версия меня даже более неудобна окружающим, чем пьющая. Я недостаточно работаю по шагам, слишком мало молюсь, отстаю в духовном развитии, слишком много работаю, поступаю эгоистично, я одержима и так далее. Но я все еще трезвая, стало быть что-то я делаю верно.

Анита

Мой первый год трезвости стал для меня свидетельством того, что – может быть, только может быть – у меня есть надежда остаться трезвой. Год надежд. И надежды сбылись. Я стала трезвой и трезвая до сих пор – уже более четырех лет.

Я всегда была отличницей и стремилась к хорошим оценкам. Высшая оценка означала для меня: «У меня все хорошо. Я умная. Я делаю всё правильно». Добавлю, что я не верила сама себя и у меня была очень низкая самооценка. Даже в первый год трезвости я не верила, что смогу оставаться трезвой, но одной из моих самых больших мотиваций были медали. Я жила от медали к медали. У меня была конкретная маленькая цель – получить очередную медаль. В то время я не осознавала, что трезвость – это дар Высшей Силы, но медали были для меня доказательством того, что я делаю что-то правильно.

Я довольно быстро (на второй месяц трезвости) нашла спонсора и начала работу по программе. Я не задавала лишних вопросов о программе, не ставила её под сомнение. Я не стала философствовать и приняла все правила и принципы Содружества. АА помогли миллионам людей, и у меня не было причин сомневаться в этом. В каком-то смысле это было признанием моего бессилия. Я признала, что я алкоголик и что я не могу бросить пить собственными силами. Я признала, что мне нужна помощь. Я усердно работала над программой шагов и делала все, что мне говорила спонсор. Я очень благодарна за это сегодня. Не обманывала я себя и обещаниями, что больше никогда не буду пить. Я знала, что у меня всего 24 часа. И мне оставалось только думать о том, чтобы не поднять первую рюмку. Могу ли я сделать это сегодня? Могу. Минута за минутой, час за часом.

Мне также приглянулась поговорка “Stick with the winners!”, что в переводе с английского означает – дружи со старожилами. Дружи – в переносном смысле. Я внимательно слушала старожил. Я хранила свою трезвость, как золотое яичко. И я делаю это до сих пор. В первый год трезвости я не принимала кардинальных решений. Я сделала это сразу на втором году. Поговорка «Если сомневаешься, не делай этого» тоже мне очень помогла.

Мне очень трудно сказать, осмелилась ли я в первый год трезвости сделать что-то, что не было «рекомендовано». Я из тех людей, которые старательно следуют «протоколу» и ничего не делают, просто потому что так хочется. Единственное, что я помню, это то, что я не отказывалась от сложных отношений. Я позволила себе увидеть, что произойдет, и я очень благодарна за это сегодня.

Ивита

Это был второй или третий день моей трезвости, когда я сел в такси, чтобы поехать на работу. Интересно, во сколько сегодня можно будет начать пить – в четыре или в три? Может даже раньше? И тут я вдруг вспомнил, что больше не пью. Я трезвый. Я уже был на первом собрании. Мысль о том, что я не буду пить, меня потрясла – я хотел не пить, но когда я подумал, что это на всю жизнь, мне стало страшно. Как это терпеть, кто способен это вытерпеть? И что мне теперь делать? Я пытался вспомнить собрание, что-то там говорили о том, что делать новичку. Вспомнил совет о 24 часах: только сегодня не пить. «Бред какой-то, это точно какой-то фокус, который действует на идиотов», – подумал я. Но деваться было некуда, пришлось испропобвать этот трюк. Интересно, что мне не хотелось пить именно в тот момент, меня пугала сама мысль, что это на всю жизнь.

В тот день я остался трезвым. А также и на следующий день. Потом были другие советы, новые инструменты. Из самого простого – позвонить человеку из АА, поговорить. Вплоть до чуть более сложного – начать Двенадцатишаговую программу. Но я до сих пор помню и использую эти čидиотские приемы», когда хочу сделать что-то, что не вписывается в принципы «Двенадцати шагов» – контролировать кого-то, употреблять работу или человека и так далее. Тогда я думаю – не сегодня – «только сегодня каждый может» – как сказал кто-то на моём первом собрании. Я трезвый уже шесть лет, и этот принцип вместе с работой по шагам работает до сих пор.

Дмитрий


13 views0 comments